Почему на референдуме о вступлении в ЕС я буду голосовать против – I.

Статья, опубликованная перед референдумом о вступлении Чехии в ЕС

Примечание:
На высказывание час от часу своих взглядов таким способом (не будучи этому специально обученным) меня вдохновили трое людей.
Первый из них – Ондрей Нефф, чей «Невидимый пёс» по возможности каждый день визуализируется на моём мониторе и  чтение его мне приносит намного больше удовольствия, чем чтение перепечатанных новостей Чешского информационного агентства в наших печатных ежедневниках.
Второй человек – это мой отец, который уже примерно с середины девяностых мечтает иметь где-то свою колонку под названием «Вчера меня рассердило» (использует немного более экспрессивное выражение, которое вряд ли подходит для публикации). Я слишком ленив и безропотен, чтобы каждый день проводить, сетуя на несправедливость в мире, а еще по причине того, что должен как-то зарабатывать на жизнь, писать буду только время от времени.
Третий человек – это (конечно же господин сенатор) Визек, который несколько раз в «Невидимом псе» обнародовал свои взгляды и таким образом избавил меня от опасений, что подобную чушь не может никто читать или (не дай бог) публиковать.

Наверное, прочтение политически некорректного заглавия уже само по себе заставит приподняться в кресле многих приверженцев вступления в ЕС. За свою политическую некорректность приношу извинения перед упомянутыми людьми, но не могу с этим ничего поделать.

И у сторонников и у противников вступления в ЕС есть свои аргументы, которые иногда обнародуются, но мне всё же кажется, что ни с кем из них я не могу отождествиться.

Наиболее часто в качестве плюса выступают дотации и программы развития. По своей природе я не склонен к скромности и воистину, если бы мне кто-то хотел набить карманы деньгами, я бы интуитивно начал искать одежду с большим количеством и большими по размеру карманами, чем та, которую повседневно ношу. Это, наверное, издержки воспитания, а возможно, результат какой-то генетической мутации, но мне не кажется правдоподобным, что кто-то станет делиться своими доходами от налогов с целью получить что-то, что он и так может получить, больше или лучше работая. У меня здоровые руки, более или менее работоспособная голова и (насколько я помню) до сих пор у меня не было нужды стоять под церковью или на улице в ожидании милостыни от прохожих.
Как государство мы, по-моему, находимся в подобной ситуации. Конечно, есть государства намного богаче, на чьё богатство мы завистливо посматриваем, в тоже время не надо забывать, что каких-то 90% жителей земного шара не глядя поменялось бы с нами местами.

Я спрашиваю себя, используем ли мы достаточно то, чем располагаем, чтобы нам жилось лучше? Разве не может наше государство обойтись без множества видов деятельности, которыми оно занимается, и разве не следовало бы ему должным образом выполнять то, что относится к его функциям по существу. Недееспособную судебною систему мы уже воспринимаем как что-то более или менее естественное, как то, с чем необходимо смириться. Молимся, чтобы не пришлось обращаться к правоохранительным органам, где нам после нескольких часов, проведенных в отделении, составят протокол, а еще через несколько недель направят уведомление, что виновного не удалось найти, либо, что его действия не содержат признаков правонарушения; немного обеспокоено ворчим по поводу армии, в которой на одного военного приходится как минимум один цивильный работник и которая (мы хорошо об этом знаем) способна нас защитить разве что только от нападения толпы средневековых рыцарей. Зато у нас есть какой-то орган почти на каждую мыслимую проблему (а если окажется, что нет, так мы его немедленно создадим); с уровнем компетентности чиновников и их готовностью помочь сталкивался, наверное, каждый.

Если сэкономить на объективно излишних расходах, возможно, мы бы не нуждались в таком количестве дотаций и субсидий…

Неприемлемым для моей натуры есть вынужденный шантаж, например, в связи с дотациями на аграрный сектор (наверное, каждый знает, что дотации на аграрный сектор, призванные поддерживать бессмысленное культивирование и последующий экспорт ненужных сельскохозяйственных культур, составляют большую часть бюджета ЕС). Как можно допустить, чтобы наш, чешский аграрий, не получал такие же дотации как и его европейские коллеги? Неужто его прибыль в итоге составит большую часть всех доходов в ЧР? Это не имеет значения, главное, чтобы нас эти богатеи каким-то образом не притесняли и давали то, что нам полагается, правда?
Так же как и слишком широкая система социальных дотаций для граждан, которая не мотивирует к поиску лучшей работы, к (не дай бог) улучшению производительности труда или к миграции, но которая системно (как по другому, если это система), ведет к деградации слабых, превращая их в ищеек способов, «как бы еще сшибить с государства денег», так же и общественные институции будут нанимать действительно профессиональных ищеек, которые будут искать как бы еще сшибить денег с бюджета ЕС. Европейские чиновники не отличаются от любого другого чиновника, – чем больше денег пройдет через их руки, тем больше они могут иметь подчиненных, тем выше зарплату требовать и чувствовать больше власти.

Почему же я собственно говоря против вступления в ЕС, если, имея ввиду дотации, мне это не будет стоить больше того, что ЧР получит в качестве финансирования?
Потому что государство не будет искать собственные резервы, необходимые для осуществления проектов, и таким образом будет от меня требовать уплаты все больших налогов, которые постепенно по своей сути превратятся в дань.
Потому что я совсем не уверен, что те, кто эти дотации ЕС будут спонсировать за счет собственных налогов, счастливы от сознания того, что они обеспечивают мне, имеющему здоровые руки и мозги между ушами, лучшую жизнь.

Потому что сомневаюсь, что кто-то спросит теперешних граждан ЕС на референдуме: «Хотите ли вы, чтобы ЧР стала членом ЕС? Это отразится на ваших налогах так-то и так-то».
Потому что не уверен, что граждане государства, которое ежегодно выделяет в помощь тем 90% более бедных жителей планеты средств меньше, чем господину Кавану на его функции в ООН, будут счастливы, когда к ним придет очередной кандидат со словами: «Заплати, толстяк, у меня мало, а у нас как-никак общий дом!».
Потому что сомневаюсь, что после нашего вступления в ЕС меня кто-то спросит на референдуме: «Хочешь остаться в ЕС?» или «Хочешь, чтобы в ЕС вступило то или другое государство? Это тебе будет стоить столько-то и столько-то».

Итак, это были мои аргументы, почему я на референдуме не поддержу вступление в ЕС, и не важно, какими бы дотациями это не сулило. У меня есть еще аргументы, но о них в следующий раз, иду, чтобы как-то поддержать свои жизненные силы.

BOMBON